Новости

Должников по налогам "поставят в угол", а наследникам банкротов станет проще отстоять права на квартиру

Налоговые органы обоснованно ратуют за увеличение собираемости задолженностей по налогам. Однако, выбирают при этом сомнительные средства. ИФНС в очередном письме (п. 6 письма ФНС России от 21 октября 2015 г. № ГД-4-8/18401@) предлагает коллегам информировать работодателей должников по налогам о наличии у них просроченной непогашенной задолженности. Указывая на то, что информация о наличии налоговых долгов и личности должника не является налоговой тайной (а это так), налоговый орган предполагает, что работодатели, получив такую информацию о своих работниках, должны провести с ними работу, направленную на погашение долга. Как в данном случае не вспомнить сомнительыне методы воспитания детей (поставить непослушного в угол) и взрослых (отчитать на партсобрании).


В целом, в подходе ИФНС усматривается желание чужими руками с минимальными затратами администрировать безнадежные долги. Вероятно, со временем следует ожидать некие санкции к работодателям, прохладно относящимся к подобного рода уведомлениям.


Хорошая новость в том, что наследникам умерших банкротов, получившим долю в общей квартире со членами семьи, станет проще отстоять такое наследство, защитив его от притязаний кредиторов, если завещана или в силу закноа наследникам переходит доля в единственном жилье.


Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в одном из дел указала, что согласно нормам об исполнительском иммунитете, запрещающем включение определенного имущества в конкурсную массу: п. 3 ст. 213.25п. 7 ст. 223.1 Закона № 127-ФЗст. 446 ГПК РФ, под помещением, на которое данный иммунитет распространяется, понимается недвижимое имущество в целом как физический объект, в котором фактически может проживать гражданин.


В случае конкретных заявителей ВС РФ указал, что проживающими в квартире наследниками и проживавшим до своей смерти банкротом-наследодателем выдел долей не производился, квартира использовалась должником и членами его семьи полностью. Из таких обстоятельств следует, что заявители-наследники (мать и ее сын) вправе рассчитывать на оставление квартиры за собой без изъятия доли наследодателя-должника.


Коллегия подчеркнула, что в случае проведения процедуры банкротства при жизни наследодателя спорное имущество – 1/3 доли в квартире – подлежало бы исключению из конкурсной массы как единственное жилье по правилам п. 3 ст. 213.25 Закона № 127-ФЗ и ст. 446 ГПК РФ, а принятые нижестоящими судами решения поставили наследника должника в худшее по сравнению с ним самим положение без законных на то оснований. Кроме того, применение изложенного в принятых по делу судебных актах подхода поспособствует возникновению долевой собственности не связанных друг с другом лиц, приведет к тому, что квартира станет, по сути, коммунальной, и в конечном итоге – к нарушению права на достойную жизнь и неприкосновенность жилища, что недопустимо.

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse