Новости

Руководитель принял участие в международной научно-практической конференции

Тем не менее, при сохранении в указанных нормах общих принципов назначения (поручения) экспертизы имеются и существенные отличия, несоблюдение которых может повлечь определенные правовые последствия. Если с государственными судебными экспертами и государственными судебно-экспертными учреждениями, как правило, не возникает вопросов связанных с надлежащей квалификацией экспертов, с порядком оплаты расходов на производство экспертиз и пр., то с негосударственными экспертами и учреждениями все не так просто, как кажется на первый взгляд. Так, например, по общему правилу, проистекающему из анализа указанных норм,  негосударственным судебным экспертом может выступать лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющееся государственным судебным экспертом. Таким образом, сотрудник негосударственного экспертного учреждения (специалист) приобретает статус судебного эксперта с вынесением определения (постановления) о назначении судебной экспертизы, а оценка его компетентности возлагается на орган (лицо) назначающее экспертизу. Именно в этой плоскости и находятся проблемы и отличия, означенные в процессуальных кодексах и обобщении судебной практики.

При назначении судебных экспертиз негосударственным судебным экспертам по постановлениям следователей, у специалистов, работающих в негосударственных экспертных учреждениях, нередко запрашиваются сертификаты, лицензии на производство тех или иных родов (видов) экспертиз. При этом такие требования заведомо невыполнимы, поскольку указанная деятельность не является лицензируемой, а единого органа сертификации негосударственных экспертов на сегодняшний день не существует.  Как правило, следователи ссылаются на распоряжение Минюста России от 27.10.2010 № 9105-р «Об организации добровольной сертификации компетентности экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации». Однако, во-первых, на первом этапе реализации мероприятий, предусмотренных указанным распоряжением, предусматривается лишь сегментирование Реестра системы сертификации по территориальному признаку и актуализация по соответствующим сегментам между учреждениями РФЦСЭ Минюста. Во-вторых, на сегодняшний день существует значительный перечень видов (родов) экспертиз, которые не проводятся в РФЦСЭ, а, следовательно, и не могут быть ими сертифицированы. И, наконец, в-третьих, данное распоряжение фактически так и не заработало. Таким образом, единственным критерием, по которому возможно установить компетентность эксперта – это документы, подтверждающие получение им образования (кстати, не обязательно высшего), его опыт работы, деловая репутация. Возможно также (по крайней мере, не противоречит законодательству) поручение экспертиз в негосударственные экспертные учреждения, имеющие достаточно устойчивую деловую репутацию, где руководитель поручает проведение экспертизы конкретному эксперту.

При назначении судебных экспертиз негосударственным судебным экспертам по уголовным делам, находящимся на стадии судебного следствия, актуальны все указанные выше проблемы. Кроме того, исходя из анализа правовых норм, Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 г. Москва "О судебной экспертизе по уголовным делам" разъяснил, что к иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях. Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом "О некоммерческих организациях", осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

Помимо указанного, в данном постановлении содержится разъяснение о необходимости предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения, если эксперт не является государственным.

С одной стороны, такой порядок назначения экспертиз по уголовным делам позволяет в полной мере гарантировать права сторон, интересы государства, с другой, при его несоблюдении на стадии предварительного следствия, что на практике случается довольно часто, повышает риск исключения такого доказательства, как заключение эксперта. Таким образом, безусловное следование рассматриваемым нормам на всех стадиях уголовного преследования является необходимым.

При назначении судебных экспертиз негосударственным судебным экспертам по гражданским делам имеют место иные проблемы. Первое, что лежит на поверхности, это отсутствие единства требований к негосударственным судебно-экспертных учреждениям. Казалось бы, судебные экспертизы по гражданским и уголовным делам в силу рассмотрения их судами общей юрисдикции (мировыми судами) и тождественности требований УПК РФ и ГПК РФ в части их назначения и производства должны поручаться по одним и тем же принципам, в одном и том же порядке. Однако на практике все иначе.

В обзорах судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам отсутствуют указанные в предыдущем параграфе требования. Таким образом, на практике проведение судебных экспертиз поручается организациям, имеющим различные организационно-правовые формы. Это могут быть и общества с ограниченной ответственностью, и акционерные общества и иные организации. Имеет место также проведение экспертиз индивидуальными предпринимателями и иными лицами, что с одной стороны затрудняет оценку компетентности негосударственных экспертов в силу неопределенности критериев оценки, а с другой формирует неоднообразную судебную практику по различным категориям дел. На данную проблему также указывает, в частности, Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года.

Назначение судебных экспертиз негосударственным судебным экспертам в арбитражном процессе в настоящее время наиболее урегулировано. ВАС РФ регулярно обобщает судебную практику по назначению судебных экспертиз и устанавливает единые требования к порядку их назначения. В частности, в Постановлении Пленума ВАС РФ № 66 от 20 декабря 2006 года «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» указывается, что при поручении проведения экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, в определении о назначении экспертизы указываются фамилия, имя, отчество эксперта, сведения о его образовании, специальности, стаже работы и занимаемой должности.

В случае проведения экспертизы в негосударственной экспертной организации судом выясняются перечисленные в первом абзаце настоящего пункта сведения, касающиеся профессиональных данных эксперта, в определении о назначении экспертизы указываются наименование негосударственной экспертной организации, а также фамилия, имя, отчество эксперта.

Также в арбитражном процессе наиболее полно урегулирован вопрос оплаты расходов на проведение судебных экспертиз. При наличии схожих требований в УПК РФ и ГПК РФ только в арбитражном процессе неукоснительно соблюдается требование о предварительном внесении указанных сумм на депозит арбитражного суда с последующим перечислением на счет экспертного учреждения. Об этом также упоминается в вышеуказанном Постановлении.

Таким образом, в арбитражном процессе наряду со строгой регламентацией порядка назначения судебной экспертизы установлена как ответственность эксперта за несвоевременную подготовку заключения, так и защищены права экспертных учреждений на своевременную и полную оплату указанных работ.

 

Не менее важной проблемой является реализация сторонами права на отвод эксперта (экспертного учреждения). Процессуальное законодательство и 73-ФЗ содержит перечень условий, при которых экспертиза не может быть поручена эксперту, либо должна быть прекращена, а эксперт подлежит отводу. В то же время, указанный перечень не является исчерпывающим и может толковаться расширительно. Такое положение не вносит ясности и создает предпосылки к затягиванию судебного процесса с одной стороны, и к нарушению принципов объективности, полноты и достоверности при проведении судебной экспертизы, с другой.

Так в 73-ФЗ такими обстоятельствами указаны:

  1. 1.     Судебно-экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения.
  2. 2.     Эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы, а если она ему поручена, обязан немедленно прекратить ее производство при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации.

В УПК РФ помимо прочего указано, что эксперт подлежит отводу, если имеются обстоятельства, предусмотренные статьей 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода.

ГПК РФ предусматривает аналогичные основания, однако в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года указывается на обоснованность отвода эксперта в случаях, когда до обращения истца в суд эксперт уже высказывал мнение по тому же объекту; при предыдущем рассмотрении дела эксперт участвовал в нем в качестве специалиста; имеются обстоятельства, вызывающие сомнения в объективности и беспристрастности эксперта.

Такая позиция представляется обоснованной, в том числе и по экспертизам, проводимым по уголовным делам. Так, например, нередко встречается ситуация, когда специалист на стадии доследственной проверки высказывал суждение, проводил консультацию специалиста, давал заключение специалиста, на основании которых принималось решение о возбуждении уголовного дела. В дальнейшем, в ходе предварительного и (или) судебного следствия этому же лицу поручалось производство экспертизы по тому же вопросу. Здесь явно усматривается заинтересованность эксперта в подтверждении уже сделанных выводов, что нередко вступает в противоречие с принципом объективности. Еще сильнее обостряется эта проблема, когда эксперт в исследовательской части судебной экспертизы ссылается на какие-либо выводы или обстоятельства, сделанные в исследовании, проведенном в досудебном порядке без всесторонней и объективной проверки, полагая эти обстоятельства заведомо установленными.

В связи с изложенным представляется обоснованным положение, изложенное в ст. 23 АПК РФ, согласно которому основанием для отвода эксперта является также проведение им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела. Данная норма, на взгляд автора, не только не противоречит соответствующим положениям УПК РФ и ГПК РФ, а позволяет суду получить обоснованное заключение незаинтересованного лица, а сторонам по делу реализовать свои права.

 

В заключении хочется отметить, что рассмотренные положения, безусловно, не охватывают весь спектр проблем, связанных с назначением и производством судебных экспертиз, но их актуальность на сегодняшний день настолько высока, что и судейское сообщество и эксперты и правоведы выступили инициаторами институциональных изменений в судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации. Результатом стало решение о внесении проекта Федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в  план законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации на 2013 год. Соответствующее распоряжение от 14 декабря 2012 года №2369-р подписал премьер-министр Дмитрий Медведев. Тем не менее, единого понимания концепции будущего закона на сегодняшний день нет, о чем свидетельствует наличие, как минимум, трех вариантов законопроекта. Остается надеяться, что наиболее острые вопросы, касающиеся судебно-экспертной деятельности, будут разрешены.

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse